Знакомьтесь: незнакомый Верди

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

ОПЕРА ДЖ. ВЕРДИ «СИМОН БОККАНЕГРА»

Обычно Мариинскому не очень-то везёт с переносами спектаклей с европейских сцен. «Симон Бокканегра» – счастливое исключение. Хотя режиссуру и сценографию Андреа Де Роза не назовёшь выдающимися, это очень достойная работа. Авторская копия совместной постановки театров La Fenice и Karlo Felice выполнена тщательно и, как замечает режиссёр, с небольшой коррекцией, учитывающей особенности русских певцов и публики.

Snap 2016-04-21 at 13.15.37

Спектакль благородно прост и вполне внятен, несмотря на запутанность сюжета. Но без бегущей строки и синопсиса в буклете разобраться всё равно трудно, ведь эта опера нашей публике практически неизвестна. За всю театральную историю Петербурга её название появлялось на афише лишь два раза (в 2008 году) в варианте концертного исполнения. Так что в романтической смеси политики, любви и интриг можно и не сориентироваться. Однако прекрасная музыка незнакомого и такого знакомого Верди в слиянии с тактичной режиссурой в данном случае одерживает победу над требованиями логики.

Партитура «Симона Бокканегры» оказалась очень «гергиевской», её мужественная рефлексирующая лирика, сдержанная страстность и энергетические взлёты высокого напряжения великолепно переданы оркестром Мариинского театра под управлением маэстро. Немногословная сценография не отвлекает внимания, создавая нужные настроения минимальными средствами. Постоянный фоновый видеоряд – тихое, едва колышущееся ночное море – удачно сочетается с объёмной стационарной установкой: чёрная прямоугольная конструкция в каждой картине несколько видоизменялся, не утомляя нудным однообразием. А в сцене прощания Симона с жизнью в ней открываются широкие проёмы, и любимое бывшим корсаром море словно принимает его в свои объятия.

Будучи плебеем и фактически морским разбойником, Бокканегра становится первым дожем Генуи. Его противник – аристократ Фиеско. Это пружина, раскручивающая действенный конфликт оперы. Но Верди, как всегда, интересует, что это за люди стоят по разные стороны баррикады, какая драма в душе каждого. А историко-социальная составляющая – только предлагаемые обстоятельства.

На премьере героев представляли Владислав Сулимский и Ферруччо Фурланетто. Враги по сюжету, они оказались достойными сценическими партнёрами. Сулимский открылся в этой партии во всём богатстве своей певческой природы и актёрской зрелости. Его герой вырастает из отчаянно смелого авантюриста с пылким сердцем в мудрого и сильного властителя, способного нужным словом погасить агрессию толпы, принять жёсткое справедливое решение, протянуть руку достойному врагу. Партия-роль сработана отлично, и нельзя не заметить, что сделана она с умным и умелым режиссёром.

Фурланетто, несомненно, остаётся настоящим асом во всех аспектах оперного артистизма. Но стала намечаться опасность перехода его колоссальной опытности в механику: абсолютно поверить в органику фанатизма его персонажа не удалось. Героем спектакля по всем статьям остался всё-таки Бокканегра Сулимского, что и требовалось доказать, исходя из названия оперы.

А вот Александру Михайлову – влюблённому Габриэлю Адорно – опытности как раз чуть не хватило: совсем молодой солист театра уже не раз приятно удивлял публику своим красивым голосом и обаянием. Голос и здесь был очень хорош, не потерялось и обаяние. Осталось «наработать» актёрскую свободу.

Отлично звучал и вёл актёрскую линию Роман Бурденко. Его злодей-отравитель Паоло был живым человеком со своими тёмными страстями и желаниями. В интонациях партии, в манере пения Бурденко отчётливо услышались обороты музыкальной речи Яго – анти- героя из следующего творения Верди.

На фоне высококлассного мужского ансамбля выступление Виктории Ястребовой в партии- роли Марии-Амелии выглядело странно бесцветным. Вначале было впечатление, что примадонна забыла распеться. Но и дальше ни красоты тембра, ни ровности звучания не проявилось. Единственное и неоспоримое достоинство – стройность. Но этого для оперы Верди как-то маловато.

В целом профессиональная корректность спектакля, можно сказать, открыла питерской публике ещё одно значительное творение великого оперного мастера. Благородная простота сценического действия не заслонила самого главного – страстного вердиевского призыва к гуманизму.

Snap 2016-04-21 at 12.00.27автор НОРА ПОТАПОВА

Фото предоставлено пресс-службой Мариинского театра.